Previous Entry Share Next Entry
Эпидемии заказывали?
hamster_96

Честно говоря, не знаю, чем я приглянулся врачам. Специальность моя крайне далека от медицины, да и пациент из меня, мягко выражаясь, не ахти какой. Но, видимо, так сложились звёзды.

Сегодня ко мне на почту пришла статья одного врача с просьбой её опубликовать. И хотя мои возможности никоем образом не соответствуют масштабам проблем, которые описываются, но не помочь человеку считаю просто невозможным.



Эпидемиологическая обстановка в России сохраняется напряженной. По данным Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, зарегистрирован рост инфекционной заболеваемости в Российской Федерации за январь-декабрь 2014 г.по сравнению с аналогичным периодом 2013 г.

Заболеваемость возросла по следующим нозологическим формам: острый вирусный гепатит А – на 25,9%, острый вирусный гепатит С – на 5,5%, острый вирусный гепатит Е – на 19,4%, хронический вирусный гепатит С – на 1,7%, ветряная оспа – на 15,6%, педикулез – на 6,8%, клещевой боррелиоз – на 11,4%, бруцеллез – на 7,7%, крымская геморрагическая лихорадка – на 13,6%, сибирский клещевой тиф – на 5,3%, псевдотуберкулез – на 18,1%, коклюш – на 3,3%, болезнь, вызванной вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) – на 13%, трихинеллез – в 2,9 раза, геморрагической лихорадкой с почечным синдромом – в 2,6 раз, корь – в 2 раза. Заболеваемость корью за январь-декабрь  2014 г. составила 3,28 на 100 тыс. населения (2013 г.  – 1,62). Зарегистрировано 4690 случаев кори в 71 субъекте Российской Федерации.  Наиболее высокие показатели заболеваемости отмечены в Карачаево-Черкесской и  Чеченской республиках, республиках Алтай, Адыгея, Дагестан, Северная Осетия-Алания, Ингушетия, Астраханской, Курской областях, Ставропольском крае. Эти показатели только верхушка айсберга.</font>

Рост инфекционной заболеваемости тесно связан с проводимой реформой здравоохранения. В результате “оптимизации” были закрыты фельдшерские пункты, амбулатории в поселках городского типа, многие районные больницы с инфекционными отделениями, инфекционные стационары. Они не выдержали коммерциализации медицины. Инфекционный диагноз ставят инфекционисты, чтобы поставить диагноз надо сначала заподозрить инфекционную болезнь, а потом лабораторно доказать. Другие врачи: хирурги, неврологи, окулисты не ставят инфекционные диагнозы, да и не должны. Поэтому для коммерсантов от медицины уменьшение инфекционной службы это благо (совсем уничтожать инфекционистов нельзя, надо оставить одного – двух, мало ли что…). Чем меньше врачей-инфекционистов, тем меньше затрат: не надо платить зарплату, не надо тратить деньги на обследования и лекарства, следовательно – оптимизация расходов. Чем меньше инфекционных диагнозов, тем лучше статистические показатели здоровья населения, следовательно, на бумаге все хорошо. В Москве в 2012 году были закрыты 8-я и 12-я детские инфекционные больницы, закрыт инфекционный корпус в 4 городской больнице. В 2014 году в ходе реорганизации и объединения поликлиник города резко уменьшилось количество инфекционистов в поликлиниках, да и самих поликлиник стало меньше. В феврале 2015 года закрыта 3 инфекционная больница, сокращены инфекционные койки в оставшихся 1-ой и 2-ой инфекционных больницах. Эти процессы происходят по всей стране.

В то же время эпидемическая ситуация в Москве расценивается как неблагополучная и продолжает осложняться. С 2011 года в городе Москве отмечается рост заболеваемости корью. За последние 4 года показатель заболеваемости корью вырос в 3,4 раза с 1,32 на 100 тыс. населения в 2011 году до 4,53 в 2014 году. С конца января 2015 года эпидемиологическая ситуация по кори в городе Москве резко осложнилась. За период с 27.01.15 по 08.02.2015г. выявлено 61 случай кори, 80% из них составили дети в возрасте с 3 до 14 лет. Продолжают регистрироваться групповые заболевания. Основной причиной осложнения эпидемической ситуации по кори в городе Москве является наличие незащищенного населения против этой инфекции по причине отказа от профилактических прививок (95% заболевших корью составили лица, не привитые против данной инфекции и без сведений о прививках). (http://27.rospotrebnadzor.ru/documents/regional/postanov/85169)

Главным государственным санитарным врачом по городу Москве предлагаются меры для снижения заболеваемости – необходимо привить всех кто не болел, от детей до взрослых, до 35 лет, с охватом прививок не менее 90%, а трудовых мигрантов с охватом прививок не менее 95%. Меры вообще-то правильные. Но главный вопрос – кто будет выполнять поставленную задачу, ведь врачей инфекционистов становится все меньше?

Когда-то в нашей стране для этих целей была создана и прекрасно работала эпидемиологическая служба. Первый закон «О санитарных органах республики» был принят Совнаркомом РСФСР 19 февраля 1927 г. Страна справилась с эпидемиями сыпного тифа в период разрухи, победила холеру, чуму. Благодаря военным эпидемиологам во время Великой отечественной войны не было вспышек инфекционных заболеваний. В послевоенные годы, множество человеческих жизней были спасены врачами инфекционистами и эпидемиологами. В 70-е годы в результате скоординированных действий ведущих мировых эпидемиологов была побеждена оспа.

Но вернемся к кори. В СССР была санитарно-эпидемиологическая служба (а не «услуга») и был врач эпидемиолог. Врач инфекционист лечит больного: единицы при спорадическом заболевании, десятки при вспышках, сотни человек при эпидемиях. У эпидемиолога точка приложения тысячи, миллионы человек, цена ошибки очень высока. Задача – система мер для предупреждения распространения заболеваний, в одном случае это прививки, как при кори и дифтерии, в другом это борьба со вшами, как при сыпном тифе, в третьем контроль воды и продуктов питания, как при холере и гепатите А.

Кто же сейчас, согласно распоряжению главного санитарного врача, должен бороться с корью? Ответ парадоксален – районные поликлиники! Поликлиники должны составить списки всех лиц моложе 35 лет, не привитых, не болевших корью, проживающих или работающих на закрепленной за поликлиникой территории района. Если с детьми, более или менее ясно, то в отношении взрослых все гораздо сложнее. Например, прописаны по одному адресу, а проживают в другом районе, при этом прикреплены к поликлинике третьего. Приезжие, не имеющие регистрации, страхового полиса, трудовые мигранты, живущие в подвалах, на стройках, в вагончиках. Как получить поликлинике данные по всем этим людям? Пустят ли в офис фирмы врача поликлиники – нет, его остановит охрана. А в банк, на стройку? Эти задачи раньше решала СЭС. Попробуй не пусти санитарного врача на предприятие, в организацию или в учреждение. Все необходимые права и полномочия у них есть. В каждом районе была санитарно-эпидемиологическая станция (СЭС). Районной СЭС давно нет. Функции санитарного врача, в обществе потребления, претерпели существенные изменения, он не несет ответственности за состояние здоровья народа. С 19 апреля 1991 года санитарно-эпидемиологическая служба вышла из подчинения министерства здравоохранения, и стала самостоятельной. При изменении функции, изменилось название, она стала называться Роспотребнадзором. С 16 марта 2005 г. стала Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Функции у нее совсем иные - контроль над соблюдением законодательства и защита прав потребителя. Из санитарного врача сделали санитарного полицейского. Доходные статьи расширены: выдача лицензий, государственных регистраций, медицинских книжек, регистрация пищевых добавок и БАДов и так далее. Есть даже прейскурант на платные услуги (от 24.12.2014 г. № 329). Все расходные статьи сокращены. Проведение эпидемиологического расследования, выявление источника инфекции, выявления контактных лиц, мероприятия по предупреждению распространения инфекций, выполняют поликлиники, больницы, отчеты передаются в Роспотребнадзор.

В 2001 году в почтовой системе США были скрытно распространены письма с возбудителями сибирской язвы. В результате этой акции умерли пять человек, включая троих, непосредственно контактировавших с зараженной почтой, более 20 были инфицированы и несколько тысяч человек вынуждены принимать сильные антибиотики. Последний случай инфицирования сибирской язвой через письмо зарегистрирован 31 октября 2001 г. в одном из госпиталей Нью-Йорка. Эти факты вызвали широкий информационно-политический резонанс. В 2014 году в России было 7 случаев сибирской язвы.

Тем временем министр здравоохранения Российской Федерации Скворцова Вероника Игоревна рапортует об успешно проведенных реформах оптимизации здравоохранения. Министр сообщает об улучшении здоровья населения Российской Федерации, совершенствовании системы обязательного медицинского страхования, включении 459 методов высокотехнологичной помощи в базовую программу ОМС, формировании новых подходов к работе амбулаторно-поликлинической службы (http://www.rosminzdrav.ru/news/2015/02/25/2243-ministr-veronika-skvortsova-vystupila-s-dokladom-v-gosudarstvennoy-dume-v-ramkah-pravitelstvennogo-chasa). Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главный государственный санитарный врач Российской Федерации Попова Анна Юрьевна (сменившая на посту Г. Г. Онищенко), рапортует об успехах в области разработки и утверждении стратегии защиты прав потребителей в Российской Федерации. В средствах массовой информации ни одного слова о сибирской язве. Хотя 7 случаев сибирской язвы в 2014 году, 2 случая сибирской язвы в 2013 году – это угроза национальной биологической безопасности нашей страны.

Налицо системная ошибка. Санитарно-эпидемиологическая служба, вместе с министерством здравоохранения должны быть единым целым и отвечать за здоровье нарда. Медицина – не сфера услуг, а эпидемиология – это национальная безопасность, а не права потребителя.

Дмитрий Михайлов



  • 1
в СССР была добротная система здравоохранения.

По версии ВОЗ - лучшая.
Сейчас лучшей считается кубинская, построенная по советсткому образцу.

вот так оказывается, вот что мы потеряли, вернее разменяли

  • 1
?

Log in

No account? Create an account